Династия Юнусовых

Все личности

Купцы, промышленники, меценаты

Юнусовы относятся к старейшим купеческим фамилиям Казани. Родоначальник династии купцов Мухаметрахим Исхакович Юнусов выделился в купеческое сословие из служилых татар Старотатарской слободы еще в период правления Екатерины II. В 1785 г. в Казани, как и по всей стране, прошла перепись купечества. Тогда в Бархатную книгу были внесены М. И. Юнусов, ему в тот год исполнилось 42 года, его жена, ровесница мужа, Шамсия Юсупова — дочь служилого татарина Мамадышского округа деревни Киырлы, сыновья Абдулкарим (18 лет), Губейдулла (9 лет) и дочь Сахипзямал (22 года).

Мухаметрахим Юнусов в числе первых в Казани получил звание потомственного почетного гражданина, которое наследовали потомки купца. Присвоение этого звания говорит о безупречной коммерческой репутации предпринимателя и о его активной общественно-полезной деятельности на благо города. При этом учли службу Юнусова в качестве городского головы Татарской Ратуши, ведавшей делами Старой и Новой татарских слобод Казани. На указанную должность купец вступил в 1793 г. Отметим, это был самый, высокий общественный пост, доступный казанцу-мусульманину. Исполнение обязанностей городского головы предполагало значительные пожертвования в пользу татарской общины, так как денег на ее нужды из казны практически не выделялось.

Из «богоугодных дел» выделим финансирование М. Юнусовым строительства первой каменной мечети в послеханской Казани, разрешение на создание которой мусульмане получили от Екатерины II во время посещения ею города. Выстроенная в 1766-1770 гг., она одно время называлась Юнусовской, а ныне носит имя Ш. Марджани (мечеть Аль-Марджани).

Мухаметрахим Юнусов заложил крепкую основу материального благосостояния купеческого рода, из года в год увеличивая «стартовый» семейный капитал. Подтверждением этому служат и такие факты. В 1785 г. за купцом значился деревянный дом на Екатерининской улице (ул. Г. Тукая) площадью 549 кв. сажени. Примерно такие же дома имели и другие купцы «средней руки». Согласно же городской переписи недвижимости 1818 г. он жил в каменном двухэтажном доме, оцененным городской комиссией в 20 000 рублей, сумму очень значительную по тому времени. Этот дом, выстроенный на ровном месте, реконструирован в 1906 г. по заказу нового владельца Бадретдина Апанаева (Дом Юнусовых-Апанаевых, ул. Г. Тукая, 67/14) и сегодня украшает площадь, которая до революции называлась Юнусовской (пересечение улиц Г. Тукая и Ф. Карима).

К 1818 г. старший сын купца Абдулкарим имел каменный двухэтажный дом на Сенной площади (район современного сквера на ул. С. Кирова). Сумма оценки дома составила 32 000 рублей. Рядом находилось 20 лавок, еще 20 было у него в Гостином дворе, две лавки купец имел на Хлебном базаре (место между улицами Н. Баумана и Профсоюзной). Его мыловаренный завод в Плетенях (за Татарской слободой), оцененный в 25 000 рублей, в год производил до 10000 пудов мыла и свечей.

У Абдрешита Мухаметрахимовича, младшего сына предпринимателя в 1818 г. на Сенной площади имелось 20 деревянных лавок, дом на Екатерининской улице и промышленное производство, скорее всего кожевенное, на Большой Мещанской (ул. Н. Нариманова). К концу 30-х годов, по сведениям К. Ф. Фукса, состояние Абдрешита Юнусова оценивалось почти в 2 млн. рублей, хотя сам купец числился в третьей гильдии. В 70-е годы XIX века его сыновья Ахметгирей, Мухаметрахим и Мухаметгалей обеднели и уже не состояли в купеческом сословии, но значились потомственными почетными гражданами, совместно владея недвижимостью, наследованной от отца.

Многие годы Г. М. Юнусов являлся фактическим главой местного татарского общества. Занимал он и выборные должности, в том числе с 1842 г. пост городского головы Татарской Ратуши. На его средства построено несколько сельских мечетей, Базарная мечеть на Сенной площади Казани (ул. Кирова, 74). В 1830 г. во время эпидемии холеры вместе с другими предпринимателями он выстроил больницу. Часть религиозных и учебных книг, отпечатанных в его типографии, бесплатно раздавалась мусульманам. За щедрую благотворительность и активную общественную деятельность Г. М. Юнусову вручили две золотые медали.

Он умер 13 декабря 1842 г. после непродолжительной болезни в возрасте 66 лет. В некрологе, напечатанном в газете «Казанские губернские ведомости», отмечалось, что Губейдуллу Юнусова отличали «благоразумие в обширных торговых оборотах, добрые свойства души и благотворительность». Состояние предпринимателя наследовали его сыновья Ибрагим и Исхак.

Братья Юнусовы имели неразделенный капитал и, являясь крупнейшими казанскими купцами и промышленниками второй половины XIX века, носили высокое звание «коммерции советников», что означало признание их «особых заслуг в распространении торговли». Присвоение этого звания рассматривалось как акт «монаршей милости», значительно повышало социальный статус купца и очень высоко ценилось в коммерческом мире. В 1800 году звание «коммерции советника» приравняли к VIII классу «Табели о рангах», и это давало право его обладателю на общий гражданский титул «ваше высокоблагородие».

Старший из братьев Ибрагим являлся некоронованным королем татарской общины. Богатство, связи с местными и столичными властями позволили ему мало считаться с общественным мнением, в своих поступках он подчас подчинялся лишь голосу собственных желаний и капризов.

Как правоверные мусульмане, братья Юнусовы много жертвовали в пользу татарской общины, на их средства было выстроено и содержалось медресе при Юнусовской мечети. Поддерживая учебное заведение материально, Ибрагим-бей требовал установления в нем таких порядков, которые считал наиболее целесообразными, но столкнулся с преподававшим здесь Ш. Марждани, которому не простил независимого поведения, нежелания подчиниться его воле, и встал во главе гонителей ученого.

Тем не менее трудно найти в среде татарского купечества Казани деловых людей, так щедро жертвовавших на благотворительные дела, как Юнусовы. Не случайно оба брата имели по две золотые медали, и, как «крупные жертвователи», решением Сената от 21 октября 1844 г. были освобождены от квартирной повинности. Кроме того, Ибрагим Губайдуллович был награжден орденом, врученным ему за создание и материальную поддержку детского приюта, открытого в Казани 6 декабря 1844 г.